Коломойський - про Приватбанк: ми не будемо форсувати події

Все про економіку та фінанси

Ігор Коломойський в інтерв’ю для “Економічної правди” пов’язав рішення перших осіб держави про націоналізацію Приватбанку з інтересом до “1+1”, зернового терміналу “Бориваж”, курорту “Буковель”.

Водночас він висловив сподівання, що судове рішення про скасування націоналізації Приватбанку не вплине на операційну діяльність фінустанови.

“Ми не будемо форсувати ніякі події, ми не будемо лізти в операційну систему, ми не будемо нікого кошмарити - все буде по закону”, - зазначив бізнесмен.

Щодо вимог компенсації за націоналізацію, то І. Коломойський зазначив, що “ми ж розуміємо, що Україна - небагата держава, і зараз вішати їй тягар на плечі - це важко”, додавши, що “ми створимо достатньо комфортні умови” (цитати).

Також бізнесмен серед іншого констатував, що без платежів Мінфіну по держоблігаціям, які були залиті державою в статутний капітал Приватбанку, ця фінустанова була б збитковою.

Нижче - витяг з інтерв’ю І. Коломойського:

— Вы считаете, что одним из бенефициаров национализации Приватбанка был Петр Порошенко. В чем была его выгода?

— Это длинная история. Гонтарева и Рожкова доложили ему, что в залогах Приватбанка есть акции "1+1 Продакшн" [коментар гендиректора "1+1 медіа" О. Ткаченка з цього приводу - тут, - ред.].

Но "1+1 Продакшн" — это не компания, на которой лицензия, а которая просто производит контент. Это обычная продюсерская компания. Его неправильно информировали, он — дурак — не разобрался. Он до этого времени вел длительные переговоры с Суркисами о том, чтобы откупить у них 25% (телеканала — ЭП), которые принадлежат Игорю Суркису.

Порошенко вел эти переговоры начиная с 2015 года… Сумма была солидная — около 200 млн долларов. Тогда к нему пришла Гонтарева и сказала: "Зачем вам, пане президент, деньги тратить? Давайте заберем Приватбанк — там в залоге эти акции и купим не контрольный, но блокирующий пакет".

И Порошенко дал зеленый свет. В качестве залогов были и другие пакеты. Они с Гонтаревой решили поменять правила игры и поживиться. В виду грядущих выборов Порошенко очень интересовал пакет "1+1".

— Что было потом?

— В 2016 году он ничего не получил. Когда разобрались, что это не то, за чем они шли, то Порошенко так орал на Гонтареву, что вызывали скорую помощь. Он швырялся на нее всем, что у нее на столе было и обзывал последними словами…

Говорил, что она показала ему, как ослу — морковку, и он, как осел — шел за ней полгода. Порошенко обманули. Вместо того, чтобы нормально купить у Суркисов пакет акций, он в блуд влез.

— По вашим словам, Порошенко хотел "1+1". А в чем были интересы Гонтаревой и Рожковой?

— Гонтарева — одна банда с ICU и Пасенюком. Убитые банки они отправляли Ворушилину в ФГВФЛ и продавали за 1-2% стоимости.

Самое главное, что интересовало Гонтареву — это зерновой терминал "Бориваж". Был покупатель, который готов был заплатить 250 млн долларов, а она хотела его за 100 млн долларов украсть из банка. И у них был покупатель на "Буковель".

— Кто хотел купить "Буковель"?

— Это вы у Гонтаревой спросите. Тогда Пасенюк сидел то в Лондоне, то в Киеве — искал инвесторов.

<...> Он [Порошенко] должен выйти к украинскому народу и сказать, что за то, что он хотел поживиться чужой собственностью, он устроил национализацию Приватбанка вместе с Гонтаревой. Точно также как он устраивал мародерство в Укроборонпроме.

Пакета "1+1" в залогах Привата никогда не было. Если вы помните, в конце 2016 года "1+1" долго не продлевали лицензию. Это Порошенко давал команду не продлевать.

— Как повлияет решение суда на операционную деятельность банка?

— Я не управляю Приватбанком, поэтому мне все равно. Надеюсь, что пока никак.

— А потом?

— А потом поменяется менеджмент и воздастся тем, кто сегодня управляет Приватбанком и наносит государству ущерб. Воздастся — это они понесут уголовную ответственность и сядут в тюрьму на долгие годы.

Они тратили государственные деньги, несмотря на имеющиеся судебные запреты — я имею в виду расходы на аудиторов, юристов, расследователей. Были потрачены огромные деньги на незаконную розыскную деятельность.

— Ре-национализация Приватбанка невозможна. Банк не может вернуть 155,4 млрд грн.

— Как влили ОВГЗ, так пускай и заберут обратно. Эти бумаги лежат в банке на спецсчету. Приватбанк убыточен, и если бы не проценты по ОВГЗ, то он бы "зарабатывал" минус 400 млн долларов.

За счет процентов банк получает порядка 15-16 млрд грн (порядка 600 млн долларов). Процентов хватает на то, чтобы покрыть убытки банка и показать якобы прибыль.

<...> Порошенко кричал, что Зеленский — моя марионетка. А кто решение суда принимает в мою пользу? Порошенко?

— Вы хотите сказать, что Порошенко может делать все это специально?

— Я думаю да, специально. Он даже сюда Ложкина присылал с тем, что хочет искупить свою вину за неправильную приватизацию.

— Что говорил Ложкин? Как это происходило?

— Ложкин говорит, что он (Порошенко — УП) осознал, что все это было неправильно и спрашивал, можно ли искупить свою вину.

— А вы что ему ответили?

— Я сказал, что у него осталось немного времени. Посмотрим, готов ли он все признать. Я считаю, что Порошенко должен публично выйти и сказать, что считает, что национализация была ошибкой.

— Когда Ложкин был у вас?

— Ложкин тут две недели отсиживался, пока от Кулика скрывался. (прокурор Константин Кулик намеревался вручить подозрения окружению президента — УП) Порошенко ведь кричал, что это Кулик у меня был. На самом-то деле я Ложкина тут перепрятывал.

— Ложкин и сейчас у вас?

— По-моему, Кулика как отстранили, так он сразу в Киев поехал.

— Правильно ли я понимаю, что в течение последних месяцев Порошенко пытался договориться с вами о "мировой"?

— Нет-нет. Обострение было буквально, когда были предъявлены подозрения — Ложкин, Гонтарева, другие. После этого прискакал Ложкин. Тут он консультировался, мы ему давали всякие рекомендации, мы конечно в такой ситуации не были, чтобы подозрения выписывали. Поэтому ситуация тяжелая, но если что, мы тебе дадим адвокатов, и прочее.

Он говорит: а как решить вопрос с виной? Я ему говорю: как решать? Вот как забрали банк, так и верните. Когда Кулика отстранили, он поехал обратно в Киев, как-то там, наверное, решал с Порошенко вопросы. Но я считаю, что этого мало.

Судебное решение — это судебное решение. Пусть Порошенко публично признает свою ошибку. Завтра ведь дебаты, пусть скажет, что национализация – это ошибка.

<...> — Как вы думаете, что будет с Петром Алексеевичем после выборов?

— Это от него зависит. Может возглавит партию "Солидарность", пойдет на парламентские выборы.

— Правоохранители "догонять" его не будут?

— Смотрите, я не правоохранитель, но считаю, что когда человек был в финале президентских выборов, он уже субъект политической жизни и это будет воспринято как политическое преследование. Поэтому я не думаю, что новой власти нужно наступать на такие грабли, на которые наступил Янукович в отношение Тимошенко в 2011 году.

Какой бы он не был, он — бывший президент страны. Пора закрывать "ящик Пандоры" на политические преследования. Что бы он не натворил, это вопрос к правоохранителям. В любом случае он субъект политической жизни и любое его преследование, а тем более по надуманным причинам, является неприемлемым, это мое мнение.

Но не исключаю, что у него есть окружение, с которым нужно разбираться по полной программе.

А относительно "Приватбанка" — Порошенко сохраняет мину при плохой игре. Будет рассказывать, что это было неправильно, либо будет рассказывать, что это "катастрофа, все рухнет и умрет".

Поверьте мне, мы не будем форсировать никакие события, мы не будем лезть в операционную систему, мы не будем никого кошмарить — все будет по закону.

Если была неправильная национализация и эта позиция устоит в судах высших инстанций, значит за это нужно будет отвечать.

То что касается ущерба… Мы ведь понимаем, что Украина не богатая страна и сейчас ей вешать "тягар" на плечи — это тяжело. Мы создадим достаточно комфортные условия. Но нам важна правда, прежде всего.

P.S.

Колишній голова Адміністрації президента Петра Порошенка Борис Ложкін спростовує, що зустрічався з олігархом Ігорем Коломойським в Ізраїлі. Так він відреагував на заяву Коломойського про те, що Ложкін нібито був у нього, поки "два тижні відсиджувався" в Ізраїлі, "ховаючись" від прокурора Костянтина Кулика, пише "Українська правда".

"Із цікавістю прочитав інтерв`ю з Ігорем Коломойським", – зазначив Ложкін у Facebook.

"Для тих, кому це важливо, повідомляю: я – президент Єврейської конфедерації України і в Ізраїлі буваю часто. Останній раз провів там 3 дні, а не два тижні, з Коломойським не зустрічався і не розмовляв", – заявив колишній голова АП.

"Упевнений, що емоційні передвиборні перевантаження, які відчувають усе, кому дорогі інтереси країни, найближчим часом спадуть, і ми зможемо продовжити нормальний суспільний діалог", – додав Ложкін.