Кауфман не буде відповідати за "Платинум Банк", - звільнений з НБУ чиновник

Все про економіку та фінанси

Нещодавно звільнений з НБУ директор департаменту реєстраційних питань та ліцензування НБУ Олександр Завадецький в інтерв’ю для видання «Realist.Online» розповів про конфлікт із заступником глави НБУ Катериною Рожковою та її «особливе» ставлення до Платинум Банку.

Він серед іншого стверджує, що «за результатами стрес-тесту, НБУ просто не міг не присвоїти Platinum Bank статус проблемного», «тому проблемність ввели, але при цьому не заборонили приймати депозити, хоча зобов`язані були». «Потім ввели якийсь «кеп» (максимальна межа, обмеження). Але все одно попри «кеп», банк залучає депозити. Зробили виняток спеціально для Platinum. Банк ніби як законно продовжує приймати депозити. По-моєму, до цих пір», - констатував О. Завадецький.

Нагадаємо, сьогодні НБУ офіційно опублікував оновлені дані щодо структури власності Платинум Банку, згідно з якими станом на 11 жовтня Борис Кауфман (за визначенням Нацбанку) «здійснює значний вплив на управління та діяльність банку та є власником істотної участі в банку незалежно від формального володіння».

В інтерв`ю О. Завадецький розлого виклав свою версію подій довкола вказаного питання. Нижче – його пряма мова:

"Они «схематозили» со структурой собственности в течение всего этого времени.

Какое-то время назад появился Григорий Гуртовой, который написал нотариальное заявление, что он является контролером банка. В марте НБУ признал его контролером. Но одностороннее признание Нацбанком — это еще не согласование. Это просто признание, что он является контролером, независимо от того, владеет или нет.

Согласование заключается в том, что собственник банка подтверждает свое соответствие всем предъявляемым требованиям. Это значит, что юридически все понятно — он владеет банком, и он подтвердил свое финансовое состояние. В таком случае его активы по своей сумме соответствуют части регулятивного капитала, которая приходится на его долю во владении банком.

Гуртовой подал заявление, в котором завил, что является собственником банка. Но он не смог подтвердить это документами. Поэтому он был всего лишь признан контролером.

Но это не значит, что у банка прозрачная структура собственности. Это значит, что у банка есть некий признанный контролер. К которому, в принципе, могут быть предъявлены претензии. Но это квазиинструмент. На самом деле, эта связь легко оспаривается.

Гуртовой потом сел в израильскую тюрьму. Стало понятно, что продолжаться ситуация с признанием его контролером не может в принципе. И Platinum Bank предложил Кауфмана.

Дмитрий Зинков сказал, что будет предлагать Кауфмана в качестве собственника банка. Якобы тот у Гуртового банк покупает, и подает документы на согласование. Все это тянулось с июля 2016 года. Но на самом деле никогда никаких документов на согласование подано не было. Подавались просто отдельные части пакета, который должен быть сформирован, и постоянно писались письма о продлении срока. Это была бесконечная игра.

У меня было понимание, что Кауфман не станет признавать себя собственником. Для него это лишено смысла. Platinum Bank — это пирамида. Нет человека, который признает себя собственником этого банка. Банк сможет рассчитаться с кредиторами только за счет денег других своих кредиторов. Если предположить, что им придется вернуть все депозиты, они это смогут сделать только за счет денег других вкладчиков. В стресс-тесте все это написано: кредитные ставки ниже рыночных, и даже по ним ничего не платится. Залогов нет. Бизнесы не работающие. Это фиктивные компании, как правило.

<…> Мы выслали им требование привести структуру собственности в соответствие с законом. Установили дату до 1 октября. Я написал внутреннее письмо, чтобы включились внутренние службы — прежде всего, управление связанных лиц и департамент надзора, и начали формировать списки лиц, ответственных перед вкладчиками, в случае вывода банка с рынка. В этот список, кстати, должна была попасть и Рожкова.

3 октября я ушел на больничный. Но у нас такой порядок, что, если человек на больничном, он все равно ведет переписку и согласовывает документы.

Мне на согласование от моего зама пришел проект решения правления по Platinum Bank.

На тот момент, уже, начиная с 2 октября, правление обязано было признать банк неплатежеспособным. Но это не сделано до сих пор.

По процедуре это [вынести вопрос на правления] может сделать только куратор блока, то есть Рожкова.

Где-то 11 октября мне пришло письмо. По сути, они хотели использовать признание Кауфмана как основание для перенесения с 1 октября срока по приведению структуры в соответствие.

Концепция заключалась в том, чтобы этот срок куда-то передвинуть, потом вытащить банк из проблемности и просто оставить ситуацию в таком же статусе. Понимая это, я ответил, что решение по этому вопросу мы должны принимать, когда будет понятно, что происходит с депозитным портфелем.

На этот вопрос мне никто не ответил. Последовал повторный вопрос, согласен ли я с этим постановлением. На что я повторно озвучил свой вопрос — «а что происходит с депозитным портфелем?»

Потом, видимо, Наталье Дегтяревой (директору департамента банковского надзора) кто-то — скорее всего, Рожкова, — сказал, что нужно что-то ответить. Она мне написала: «у банка есть «кэп». Одна фраза. Но я ответил, что, насколько мне известно, у «кэпа» есть исключения. Предложил для начала рассмотреть вопрос о том, чтобы эти исключения ликвидировать или понизить «кэп», или вообще запретить привлечение депозитов. Раз мы, по сути, продолжаем жизнь банку, который нужно признать неплатежеспособным. На что мне Дегтярева ответила, что у «кэпа» исключений нет. После переписки с Дегтяревой я написал одной из сотрудниц надзора, есть ли исключения по «кэпу». Она ответила, что есть, и что банк тем не менее до сих пор привлекает депозиты по ставкам выше рыночных. Кстати, этого человека уже вынудили уволиться, насколько мне известно.

<…> Совершенно не факт, что он [Кауфман] — собственник. Сам Кауфман написал, что он только собирается купить. Есть мнение, что он — собственник. Но это мнение спекулятивное, потому что объективных подтверждений, на мой взгляд, нет.

<…> В сентябре я подписывал письмо Кауфману от департамента по статусу его пакета документов на согласование. Мы ему написали, что раз он очень долго не может предоставить пакет на согласование, но какие-то документы подаются, то есть основания считать, что он хочет банком владеть. Мы предложили подать заявление о признании его контролером независимо от формального владения и продолжать дорабатывать пакет. Тогда юридически кредиторы банка могли предъявлять к нему претензии.

По закону контролеры, которые своими действиями содействуют неплатежеспособности банка, отвечают своими активами. Активы должны были появиться в процессе согласования. И если бы мы в итоге их не увидели, то перестали бы признавать его контролером.

Но, по крайней мере, временно мы могли бы привязать банк к какому-нибудь контролеру. Мы ему об этом написали. Предложение признать себя контролером Кауфман проигнорировал. Мы не получили никакого ответа. Устно Зинков сказал, что Кауфман этого делать не хочет.

В ответе, который Кауфман нам потом написал, он уведомил НБУ, что он только собирается купить этот банк. В случае, если ему разрешит Антимонопольный комитет.

Он прямо заявил, что он не является собственником. И, несмотря на это, НБУ 13 октября признает его контролером.

Если к нему будут предъявляться претензии, он очень красиво выходит из ситуации, и вполне правомерно. Он может сказать, что не знает, почему НБУ его кем-то там признал. Тем более, что он писал, что только собирается купить.

Нацбанк в каких-то своих целях признал его, но юридически он не несет никакой ответственности".

P.S. Finbalance готовий опублікувати коментарі усіх фізичних та юридичних осіб, які згадуються в інформації, наведеній О. Завадецьким.

Коментар Катерини Рожкової щодо відносин з О. Завадецьким див. тут.

Довідково

Платинум Банк увійшов у трійку банків, які на 01.10.2016 мали від’ємне значення капіталу (-162,5 млн грн), та четвірку банків, в яких за підсумками січня-вересня процентні витрати перевищили процентні доходи (на 287,8 млн грн). За підсумками 9 місяців він опинився на другому місці в банківській системі за обсягом витрат на рекламу та маркетинг (33,4 млн грн). За три квартали збитки Платинум Банку становили 333,9 млн грн. На кінець вересня 44,7% усіх виданих банком позик – це були кредити пов’язаним особам.

За даними НБУ, на кінець 1-го півріччя Платинум Банк займав 23-е місце в банківській системі. Згідно ж з Меморандумом про співпрацю між Україною та МВФ, друга двадцятка банків має вийти на нульовий рівень достатності капіталу до кінця листопада 2016 року, а на 5% – до кінця лютого 2017 року.

Згідно з даними НБУ, в ІІІ кварталі обсяг валютних вкладів фізосіб у "Платинум Банку" скоротився на 3,1 млн дол (-5%), а гривневих – зріс на 190,7 млн грн (+4,5%). При цьому обсяг валютних коштів юросіб скоротився на 844 тис дол (-12,3%), а гривневих – на 87,8 млн грн (-13,7%).

За 9 місяців обсяг валютних вкладів населення в Платинум Банку скоротився на 12,6 млн дол (-17,7%), а гривневих – зріс на 1,2 млрд грн (+36,7%). Обсяг валютних коштів юросіб скоротився на 3 млн дол (-33,3%), а гривневих – на 332 млн грн (-37,5%).