АМКУ наразі "не бачить" доказів зловживання холдингом ДТЕК монопольним становищем

Все про економіку та фінанси

Глава Антимонопольного комітету Юрій Терентьєв в інтерв`ю для видання "БізнесЦензор" у т.ч. прокоментував розслідування щодо монопольного становища ДТЕК на енергетичному ринку.

Наводимо відповідний фрагмент інтерв`ю:

- Сергей Головнев (главный редактор "БизнесЦензора"): По моей информации, уже есть проект решения АМКУ относительно монополии энергохолдинга ДТЭК Рината Ахметова на энергетическом рынке. Можете рассказать о решении подробнее. ДТЭК – монополия, или нет?

- Юрий Терентьев: Этот вопрос находится в ведении госупономоченного Марии Владимировны Нижник. Она занимается заявлением Нацкомисии по регулированию энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) и госкомпании НЭК "Укрэнерго" против ДТЭК от 2015 года.

Также, она занимается встречным расследованием по заявлению ДТЭК, который обвинял НКРЭКУ во всяких непрозрачных действиях.

Действительно, это расследование долго длилось. Там есть много факторов, связанных с тем, как функционирует энергорынок, с тем, как определяется цена на энергоносители и с тем, как влияет монополия добычи угля на усиление рыночной власти.

Почему долго? Потому что сложно получить информацию об угле. Шахты частично находятся на неподконтрольной Украине территории.

Есть сложность с тем, что НКРЭКУ сначала активно поддерживала обвинение, а потом перестала.

- …Очевидно, что это случилось после того, как Ахметов и президент Петр Порошенко смогли договориться в 2016 году…

- По состоянию на сейчас мы не видим доказательств, подтверждающих обвинения именно в злоупотреблении монопольным положением.

- Вы постоянно жонглируете юридической казуистикой, чтобы выгородить ДТЭК, а в это время Ахметов ворует деньги у всех потребителей электроэнергии в стране. То, что ДТЭК злоупотребляет монопольным положением, видит любой гражданин в стране. И только АМКУ этого не видит.

- Я абсолютно поддерживаю вашу эмоциональную позицию. Понимаю, о чем вы.

Но теперь смотрите. Есть уголь ДТЭК, который продается генерации ДТЭК. А генерация продает электроэнергию госоператору расчетов "Энергорынок". Кто устанавливает тариф для тепловой генерации?

- НКРЭКУ.

- В этом и проблема. Мы говорим не о монопольном положении, а злоупотреблении монопольным положением. Это фундаментальное различие.

Если есть монопольное положение ДТЭК, то у нас есть Верховная рада. Народные депутаты вправе принять закон, который запретит вертикальную интеграцию генерирующих компаний, работающих на угле.

- Очевидно, что Рада этого не сделает, потому что у Ахметова, как минимум, под контролем фракция Олега Ляшко и часть фракции "Оппозиционный блок".

- Вот вы задавали вопросы по "Тедису". Почему-то никто не помнит, что есть закон о лицензировании, принятый в 2015 году. Там указано, что лицензии аннулируются, если предприятие подконтрольно государству-агрессору.

Но в этом же законе есть исключения: кроме банков, коммуникационных компаний и операторов оптово-розничной торговли подакцизной продукцией.

Депутаты проголосовали "за" (положительно проголосовали 254 депутата почти из всех фракций и депутатских групп – БЦ).

То есть, решение парламента дало возможность "Тедису" существовать до конца 2015 года. В октябре 2015 года "русские" вышли из состава учредителей компании. Но до этого времени они там легально были.

- Вы это к тому, что ответственность за схемы ДТЭК лежит на НКРЭКУ, или на Раде, но не на вас?

- Можно всеми последними словами называть меня, или Антимонопольный комитет. Но между генерацией и потребителями находится условный черный ящик в виде существующей модели рынка и регулятора.

В случае с ДТЭК мы действительно можем говорить о том, что есть признаки доминирующего положения на рынке. Но они не реализовываются самой компанией.

Думаю, здесь вы, как журналист, имеете больше свободы дать настоящее название тому, что происходит на энергорынке.

- Я пишу о монополии ДТЭК постоянно. Но от этого ничего не меняется. От вашего слова изменилось бы многое.

- Был период при прошлой власти, когда в лицензионных условиях НКРЭКУ была установлена норма, которую может занимать генерирующая компания в общем объеме выработки, чтобы не попадать под определение монополии.

И вот, по мере того, как ДТЭК прирастал активами, эта норма в лицусловиях НКРЭКУ увеличивалась. Сегодня она составляет 35%.

Понимаете, в чем проблема – мы ведь не комиссары, чтобы шашкой помахать. Мы должны принять решение, которое будет законно и не будет позорить Украину.

Проблема дела ДТЭК в его излишней политизированности в самом начале. Сейчас, по прошествии трех лет расследования, мы видим, что ни НКРЭКУ, ни "Укрэнерго" не в состоянии обосновать злоупотребления ДТЭК.

- ДТЭК продает электроэнергию на экспорт дешевле, чем в Украине. Разве это не злоупотребление? Энергетический уголь в Украине, благодаря методике НКРЭКУ, продается на 20% дороже, чем где-либо в мире. 85% добычи энергетического угля сосредоточены в ДТЭК. Разве это не злоупотребление?

- Концентрация угледобывающих предприятий произошла в 2010 – 2011 годах. Разрешения на покупку этих активов были выданы тогдашним составом АМКУ. Отменить эти решения нет оснований.

Передача товаров внутри группы не создает рынок и не является продажей. Это разные переделы в рамках одного субъекта рынка. На самом деле, решение вопроса ДТЭК находится в парламенте.

- Ясно. Ничего хорошо от расследования Нижник, которое длилось три года, Украине можно не ждать.

- Регулируемый рынок на то и создается, чтобы быть регулируемым. Там где есть регулируемый рынок, там нет конкуренции, а значит, нет нарушений конкуренции. ДТЭК может передавать уголь внутри группы по любой цене.

В чем у нас был вопрос к НКРЭКУ в 2015 году? Мы им говорили: "у вас отсутствует механизм расчета тарифа на электроэнергию".

- И потом экс-глава НКРЭКУ Дмитрий Вовк использовал вашу рекомендацию для того, чтобы оправдать введение методологии расчета цены, известной в народе, как "Роттердам+".

- Да. Они использовали наше решение для этого. Но что в итоге? ДТЭК может внутри группы продавать уголь хоть по гривне, хоть по миллиону гривен за тонну.

Включается расчет оптовой рыночной цены в пределах, утвержденных НКРЭКУ. То есть, по какой цене ДТЭК гоняет уголь внутри группы и то, какая цена угля закладывается в тариф – это две разные вещи.

Другими словами, проблема расследования в том, что все коммерческие решения находятся в компетенции НКРЭКУ.

Можно говорить о том, что основным ответчиком в случае антиконкурентных действий, должен быт именно Регулятор.

Мы говорили об этом с нашими американскими партнерами, которые помогали нам в расследованиях, в том числе и этого дела. Они говорят, что на самом деле выходом из этой ситуации должен стать по-настоящему независимый и эффективный Регулятор.

- Давайте резюмируем. ДТЭК получает цену за уголь, гораздо больше нормальной рентабельности. Очевидны злоупотребления. Но АМКУ говорит, что изменить ситуацию может лишь Регулятор. Тот Регулятор, который и создал эти условия, ссылаясь на решение АМКУ…

- Мы рекомендовали применить прозрачную формулу. Мы же не можем решать, какой именно должна быть эта формула. Это сфера полномочий НКРЭКУ. Они должны нести за это ответственность.

Все это должно разрешиться с введением рынка электроэнергии (должен начать работать с июля 2019 года – БЦ).